Моя двадцать вторая осень

Моя двадцать вторая осень

Вчера завершилась моя двадцать вторая осень. Осень, которая закончилась так же неожиданно, как и началась.

Всё произошло так внезапно, что я понял это только по сообщению с текстом «ЗИМА». Я посмотрел на часы и на календарь, увидел, что уже первое декабря, и улыбнулся.

Не сказал бы, что я был сильно рад наступившей зиме. Я ненавижу холод во всех его проявлениях. А сейчас на улице 12 градусов тепла, и это не может меня не радовать. Но не всё так весело, как может показаться с первого взгляда. Уже который день я практически не вижу солнца, небо почти всегда плотно затянуто серыми, похожими на пепел, облаками. Мне кажется, что то же самое происходит и внутри меня.

Уже несколько недель, а может и месяцев, я не могу окончательно избавиться от этого непонятного состояния, а вчера, 30 ноября, я понял, что мне проблематично будет сделать это. Странное такое ощущение, не буду вдаваться в подробности, чем оно вызвано и так далее. «Понятное дело, что после всей херни тебе будет больно», — сказали мне. Отчасти так и есть, но это не боль, это какое-то другое чувство, также не несущее в себе ничего позитивного, как и мрачное небоза моим окном.

Как-то странно зима началась в нашем городе. Это просто типичная поздняя осень. Ничего такого, что отличало бы сегодняшний день от вчерашнего. Ничего такого, что могло бы изменить меня. Складывается впечатление, что осень в 22 года может длиться вечно. За эти три месяца очень многое в моей жизни поменялось до неузнаваемости, но не я сам. Внутри меня всё та же пустота, которую я вот уже почти полтора года не могу окончательно заполнить. Справляться с этим всегда помогают единицы людей, музыка и тишина вокруг меня. Тишина. Я обожаю ее, это мертвое отсутствие всего, что может меня побеспокоить. Мне очень нравится текст песни, которая так и называется — «Тишина»:

Показать скрытый текст »

Тишина – женщина, с которой никогда не скучно.
Она то рысью бежит, то замедляет шаги.
Она нема, но может понимать и слушать.
Молча возвращается, когда устанет быть с другим.
Она грустит, когда смеяться хочется, но мнима.
Когда один, она летит к тебе, чтоб рассмешить.
Когда ты послушно прощаешь смело ей любую обиду,
Она пылает в красоте сумбурных нот любви.
Что такое Тишина? Чей-то вымысел, может?
Чьи-то сны? Мечты? Пустые слова?
Что такое тишина и что ей я должен,
Если каждый день она приходит навестить меня?
За стенами звёзды застенчиво прячутся в небе
Не было ни дня, когда я не устал бы ждать…
Только одиночество порой кричит в немом гневе:
Тишину не позволено перебивать…
Что это всё-таки? Молчанье или крик?
Старость или молодость? Выход или тупик?
Тишина… Что это...? Завтра или бесконечность?
Жалость, радость, страсть, любовь или бесчеловечность?
Тишина.… Когда она близко, но не с тобой,
Может быть нужной, может быть совершенно чужой,
Может быть суженой, может – просто прохожей,
В каждом обличии разной, но как 2 берега схожей.
Сестра пустого одиночества – и только…
Их черты лица можно узнать, когда твои глаза смотрят на неё
Не как на лоно чистоты и долга,
Как на девушку, чьи шалости не исказить слезам.
Если человек уверен, что он один
Разбудил в себе пустую жалость, он ошибся.
Рядом одиночество и тишины раскол картин,
Ты хотел вернуть их цены – жаль, что не решился.
Тишина всегда впереди на шаг, всегда знает
То, что ты узнаешь спустя часы, а может, дни.
Тишина, куда ты убегаешь, если засыпаю,
Если сотни лиц вокруг меня и я среди...?
Тишина… Мы часто произносим её имя,
Даже не задумавшись, зовём её к себе.
Тишина… И шарм её, и пылкий шёпот не остынет
До тех пор, пока она со мной, пока она во мне.
Тишина – свободы узник. Виной всему мы:
Нам необходимо быть в её компании святым.
Только почему она лишает нас рассудка,
Оставаясь хоть на сутки возле наших грёз?
Тишина… Она кругом: она с другим, она с другой,
Она то в высь взмывает, то блуждает где-то рядом,
Прячет рукописные стихи и ноты жжёт порой
Слепит, словно на снегу рябина зимняя в багряном.
Тишина на кончиках ресниц и на ладони,
Совершенные черты молодого тела пыл...
Держит под замком моё дыхание в огне агонии
Замерзает ревность, если я её впустил.
Выпиваю до последней капли её слёзы,
Чувствую на вкус, из-за чего она их льёт.
Я пойду на всё, ради её малейшей просьбы…
Тишина… Она мне дарит всё и всё крадёт
Огни ночных проспектов
Мелькали тусклым светом
Ветер говорил со мной
Вдали я слышал вкус Тишины…

 

Вся эта осень подозрительно спокойно отразилась на мне. Я уже ко всему отношусь с подозрением. Просто я устал, и мне нужны какие-то более глобальные перемены, а не эта монотонность. Пора избавляться от этого чертового негатива, и спасибо тем людям, которые помогают мне в этом. Двадцать два года — это всего лишь начало. Но начало чего?

Моя двадцать вторая осень

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

This blog is kept spam free by WP-SpamFree.